Красноярское дело Печать E-mail
05.04.2007

В апреле 2005 года в Красноярске пропали пятеро мальчиков, тела которых только в мае обнаружили в колодце в полутора километрах от места их проживания. Но до сих пор нет никаких официальных выводов ни о причинах убийства, ни о предполагаемых преступниках.

Из имеющихся данных очевидно, что преступление по убийству мальчиков было тщательно продумано и подготовлено, в том числе и технология сокрытия. Но преступники, вероятно, не знали, что спектральный анализ способен восстановить принадлежность останков конкретным людям даже после сожжения трупов (или живых людей).

Для этого было необходимо в целом исследовать все пробы. Однако сейчас подвергнуто анализу только минимальное количество проб из 900. Что касается лондонской экспертизы, то английский аналитик Дебора Бассет, вероятно, имела специальное задание на необходимый результат, поэтому она отобрала всего 12 проб. По непонятным причинам она заставила экспертизу отказаться от выполнения требований следователя по особо важным делам и исследовать из 900 проб всего 12 образцов. Адвокат считает, что действия Деборы Бассет очень напоминают откровенный саботаж лица, заинтересованного в сокрытии истины и в укрывании  преступников от правосудия. Согласно материалам дела для спектрального анализа пробы взяты, но с результатами анализа никто из заинтересованных лиц (родственники и адвокат) не ознакомлены.

Любопытна ситуация вокруг мальчика Плиговко, который был вместе с пятью погибшими и которого Дима Макаров звал в машину покататься. Но Плиговко отказался и остался жив. После нахождения трупов погибших детей Плиговко возили в милицию на дознания, с которых он возвращался в состоянии шока. Мать ещё больше запугана милицией, от всех разговоров и общения отказывается. Но сам факт увоза детей на машине полностью доказан. Это подтверждено показаниями мальчика Плиговко и соседа, который видел машину, на которой были увезены погибшие. 

Сложившаяся ситуация потребовала от адвоката В.А. Соломатова подать ещё одно Ходатайство, в котором он требует ознакомить его со всеми спектрографическими экспертизами, для которых готовились пробы. Такие экспертизы должны уточнить и количество умерщвлённых людей, от которых были взяты 900 имеющихся в деле проб. Сейчас по результатам анализа имеется масса вопросов. Из пяти лобных костей четыре принадлежат мужчинам. Кому принадлежит женская лобная кость? Почему не вызывает реакции прокуратуры наличие неопознанных останков, не принадлежащих никому из пяти погибших мальчиков? И какую цель на самом деле ставит следствие в своих хитроумных действиях? 

Не исключено, что эта двухлетняя бездеятельность привела к новым преступлениям.

19 марта этого года в Красноярске пропала пятилетняя Полина Малькова, сестра погибшего в прошлом году мальчика. Маленькая девочка играла в песочнице около своего дома на улице Павлова и вскоре исчезла. В поиск ребенка, кроме милиции, включились и простые жители. Было объявлено вознаграждение в полмиллиона рублей за информацию о местонахождении Полины. Её тело со следами издевательств обнаружили на территории гаражей в Ленинском районе города, в том самом районе, где два года назад пропали, а затем были найдены мертвыми пять мальчиков 10-12 лет. Заместитель прокурора края Владимир Чуриков заявил, что отрабатываются все версии, в том числе ритуального убийства. Год назад примерно в те же дни марта пропал однофамилец Полины 9-летний школьник Сергей Мальков. Его тело было найдено через шесть суток после пропажи - 28 марта 2006 года в канализационном колодце, недалеко от того места, где нашли пять мальчиков. Прокуратура на удивление быстро начала говорить о версии ритуального убийства Полины. Учитывая предыдущее двухлетнее безрезультатное расследование, есть подозрение, что по новому убийству быстро найдут обычного маньяка, на которого спишут все убийства, в том числе и очевидно ритуальное убийство пяти мальчиков в 2005 году.  

Источник: Газета «Память-Новосибирск», № 3, 2007

 


Ново-Николаевский отдел СРНsrnnsk@gmail.com