Девальвация рубля: почему? Печать E-mail
01.11.2014

Максим Калашников

Падение рубля вызывает недоуменные вопросы. Как же так: нефть прекратила дешеветь, а рубль – все равно падает. Но в этом нет ничего удивительного. Изложу свое видение. Надо было создавать свою сильную банковскую систему, а не выгонять свои предприятия кредитоваться на Западе! То, что Путин не решается сменить и руководство, и политику Центробанка, его и погубит.

ДЕТОНАТОР

Начав Крымско-Донбасскую войну, Кремль не подумал о том, что тьма предприятий РФ кредитуется за границей, на Западе. Почему? Потому что по дорогим ставкам, установленным Центробанком, брать кредиты на развитие невозможно. На Западе кредит – максимум 3%, в РФ – и 10% считается льготным процентом. Потому в 2014 году внешняя задолженность всех предприятий и госкорпораций РФ составила свыше 700 000 000 000 (семисот миллиардов) долларов. Эта сумма гораздо больше, чем 480 миллиардов валтных резервов РФ. По данным советника президента РФ Сергея Глазьева, с 1 октября 2014-го по 31 декабря 2015 года заемщикам из Росфедерации надо выплатить 173 млрд. долларов.

Раньше можно было перезанять денежки в западных банках, разместить на западных финансовых рынках облигации (тоже занять). С лета санкции перекрыли этот канал. А деньги отдавать надо. Куда побежали должники РФ, чтобы купить валюту? Конечно же, на валютную биржу. Отчего курс целкового пополз вниз. А тут еще осенью и мировая цена на нефть поползла вниз, пускай с остановкой. Все это, вместе взятое, породило панику девальвации (рынок – система нелинейная, да и психологией толпы напитанная). Ну, в довершение ко всему Федрезерв США объявил о конце программы печатания денег и скупки на них ценных бумаг (количественное смягчение), что дополнительно вызвало укрепление доллара. Вот рубль и стал падать.

ЛЕГКИМ ТЫЧКОМ

А была бы своя банковская система в РФ, которая могла бы кредитовать предприятия под те же 3% - не было бы «запала» падения. Американцы прекрасно знали о безобразном положении с долгими и низкопроцентными кредитами в РФ, а потому и добились отрезания предприятий в РФ от западного кредитно-финансового рынка. Знали они и о том, что во главе Центробанка РФ стоят упертые монетаристские фанатики (они же сами их готовили!), которые повесятся – но учетную ставку для реального сектора не снизят.

Образно говоря, хозяева Америки сделали (как в боевых искусствах) легкий тычок пальцем в болевую точку Кремля. И этого хватило, чтобы безобразная куча проблем в экономике, нагроможденная сначала Ельциным, а потом и Путиным, начала валиться.

Расчет американцев прост: вся власть ВВП стоит на том, чтобы не развивать свое производство, покупать импорт за нефтедоллары – и покупать потоками импортных дешевых товаров лояльность электората в Москве и прочих больших городах. В этом смысле стабильный и доступный курс рубля к доллару – важнейшее условие власти группировки ВВП. Американские владыки с удовлетворением глядели на то, как ВВП с 2000 года все глубже сажал страну на иглу импорта, делая ее все более деиндустриализованной. Они поглубже заманили Путина в сырьевую и импортную ловушку, когда тот летом 2012 года втолкнул РФ в ВТО на идиотских условиях. А теперь нанесли удар. Как ты, ВВП, дашь изнеженной Москве и своему электорату в мегаполисах дешевые товары, коли своего производства у тебя нет (порушили), а курс рубля падает? При этом своей сильной банковской системы у Путина нет: негде взять предприятиям и даже госкорпорациям дешевые и длинные кредиты.

Недаром Путин назначает главой МВД своего безжалостного личного охранника Золотова. В Кремле явно боятся массового недовольства именно в столице.

НЕ НАДО БЫЛО «ПИАРАСТИЕЙ» МАЯТЬСЯ

О том, что в РФ нет своей сильной банковской системы, что банки РФ – карлики и больше напоминают бутафорию, мы с Андреем Кобяковым и Леонидом Пайдиевым предупреждали еще в 2007-м.

«…Андрей Кобяков: Вывод очевиден. Основа основ любой современной экономики – сильная банковская система. За все годы реформ в России ее так и не удосужились создать. Банки РФ мелки, самые крупные из них не входят даже в двадцатку крупнейших банков в мире. Тогда как банки КНР уже совершили прорыв в мировую банковскую элиту: в первой глобальной двадцатке по рыночной капитализации – четыре китайских банка, по размерам собственного капитала – два, по величине активов – один.

РФ – финансовый карлик. У нас не стали создавать сильные финансово-промышленные группы и многопрофильные конгломератные компании во главе с мощными банками, как это делали японцы в 1950-1960-е годы или корейцы на десять лет позже. Возьмем список ста крупнейших компаний мира по версии журнала Fortune. В нем мы обнаружим пять-шесть разных формально самостоятельных компаний, в имени которых фигурирует слово Mitsubishi: Mitsubishi Motors, Mitsubishi Construction, Mitsubishi Shipbuilding и т.д. А контрольные или блокирующие пакеты акций в этих компаниях держит головной банк Mitsubishi UFJ Financial Group (в прошлом – Bank of Tokyo Mitsubishi), который и сам входит в этот список, а также в десятку крупнейших банков мира.

Таким образом, один банк контролирует все эти компании. В свою очередь, сами компании выступают акционерами головного банка. Такая вот сильная и замкнутая система получилась. Заметим, что строительство таких конгломератов осуществлялось сознательно при направляющей и организующей роли государства. Подобный «госкапитализм» обеспечил рывок в развитии Японии и Южной Кореи.

Что такое финансовая система Японии? Это – полтора десятка сверхкрупных банков, каждый из которых контролирует группу мощных научно-промышленных корпораций. Ниже (следующий слой) находится триста региональных и муниципальных банков, которые обслуживают правительственные и административные программы и систему межбюджетных расчетов. А еще ниже – система почтовых банков для граждан, где проценты на вклады не начисляются, но зато (за счет стопроцентного резервирования) обеспечивается полная сохранность сбережений граждан. И эта система успешно работает. Мощная финансовая система создавалась искусственно, как результат государственной политики. Именно «госкапитализм» позволил японцам выдержать кризис начала 90-х годов, а южнокорейцам – кризис конца 1997 года. Вдумайтесь: японская банковская система устояла при том, что на ней повисли «плохие», безнадежные долги более чем в триллион долларов. Назовите такую цифру российскому банкиру – он же повесится! Вся банковская система РФ погибнет при десятикратно меньшей сумме невозвратных ссуд.

Наши банки в 90-е годы не занимались собственно банковской деятельностью. Ну, обслуживали конкретные компании, были их «карманными банками». Появились тысячи мелких «банков», обслуживающих какие-то сегменты отдельных операций. Считать их кредитно-депозитными учреждениями нельзя. Они не в состоянии давать большие долгосрочные кредиты: это мог и может позволить себе лишь большой квази-государственный Сбербанк. В то время как японские и корейские банки, скажем, в состоянии мобилизовать ссуды в десятки миллиардов долларов, когда в Латинской Америке тамошние национальные банки развития могут обеспечить «длинные» займы в миллиарды «условных единиц» по льготным процентам, в России нет ничего подобного. И только недавно, с громадным запозданием, власти РФ решили создать, наконец, Российский банк развития.

Поэтому кризис ликвидности банков в РФ был предопределен. Откуда наши банкиры черпали «длинные деньги» в последние годы? Откуда взялся расцвет потребительского кредитования, почему стал развиваться ипотечный кредит? Очень просто: деньги наши банки занимали на международном рынке…» (Сказано в 2007-м!)

Я не уставал говорить об этом в статьях и книгах с того года, снимал передачи «Рой ТВ». Говорил о том, что нужно менять руководство Центробанка, что нужно вкачивать нефтедоллары и вчетверо большую (по отношению к ним) рублевую эмиссию в создание нескольких банков-гигантов (как в Китае), которые могли бы выдавать компаниям длинные низкопроцентные кредиты. Чтобы не приходилось кредитоваться на Западе. Я предлагал не тратить средства на спортивные «мегапроекты»-чудовища, а использовать деньги для создания суверенной банковской системы. Это стократ важнее для безопасности страны и надежности ее экономики, чем дурацкая олимпиаа в Сочи и еще более идиотский чемпионат мира по футболу!

Но власть нас не слышала. Она предпочитала маяться «пиарастией» и созданием «впечатления об РФ как о великой стране». А вот теперь пришла расплата. Американцы подловили Кремль в ходе новой холодной войны. Ну что, стадионами будете спасаться? Футболами? Гонками «Формулы-1»? Допрыгались, бездельники и бездари!

При этом ВВП смертельно боится лезть в дела Центробанка и финансов. Ибо понимает, что, скажем, если назначить главой ЦБ Сергея Глазьева, а не представителя либерально-монетаристского клана, то придется чистить все. То есть, вослед за сменой руководства ЦБ РФ придется вышибать либералов из Минфина и Минэкономики, менять руководство госбанков, чистить высшую экономическую аналитику – типа ВШЭ и т.д. На это он не решается. Правда, теперь это принесло Кремлю угрозу девальвации и дальнейшего удушения экономики: Центробанк снова хочет поднимать учетную ставку. Ну-ну!

Однако выбор ВВП придется делать. Потому что никакое назначение Золотова на главу МВД не поможет предотвратить обнищание электората из-за дорожания импорта и смерть реального сектора из-за взвинчивания процентных ставок. Потому что при таких ставках невозможно производить и замещать импорт.

Выбор – за вами, Владимир Владимирович. Мы давно предлагали иную финансовую политику. Скажем, на МЭФ – Московском экономическом форуме. Да и Глазьев и вас под руками. Выбор придется делать, ибо вместе с разрушением всей конструкции «Дешевый импорт для электората в обмен на лояльность» разрушаются и отягощенные долгами бюджеты регионов. Кризис может быть катастрофическим! Никакой Золотов тогда не удержит ни массового недовольства, ни разложения силовых структур.

ПЛОД НЕРЕШИТЕЛЬНОСТИ

Как я и предполагал еще в начале 2014 года, война за Крым и Новороссию перевернет ситуацию в РФ намного сильнее, чем сто Болотных площадей. Потому что занятие Крыма и организация восстания в Донбассе неминуемо вели к новой холодной войне с Западом. К каковой полуколониальная экономика РФ абсолютно не готова. Из всего этого были только два исхода.

Первый: после занятия Крыма, когда экономические санкции Запада стали неизбежными, нужно было «освободительным походом» занять всю Новороссию. Лучше всего – силами якобы не имеющей отношения к РФ Добровольческой армии, созданной и вооруженной на территории Росфедерации. Поход в двое суток (блицкриг) можно было совершить под предлогом защиты населения Новороссии от террора Киева, как раз после первых обстрелов городов Донбасса и «одесской Катыни» 2 мая, после референдума об отделении Донбасса 11 мая. До президентских выборов на Украине 25 мая. В этом случае от бывшей УССР отрезались самые «кормящие» регионы, вызвалась полная экономическая катастрофа бывшей Украины (центр и Бандеристан оставались без средств и возможности содержать вооруженные силы). В этом случае Донбасс не подвергался разрушениям, мог кормить самое себя, не было бы потока беженцев. Да и вся Новороссия, перестав отчислять налоги Киеву, сразу же начинала жить намного лучше. Создавалось союзное РФ, самодостаточное экономически государство из бывшего Юго-Востока б.УССР. Кормить его не пришлось бы – в отличие от нынешнего изломанного Донбасса.

В этом варианте за те же санкции, что и сейчас, РФ получала максимум, решала «украинский вопрос». При этом ей пришлось бы провести такую же молниеносну чистку верхов от сислибов и переход к разумной экономической политике (новой индустриализации), чего требуем мы. (В част банковской системы – смотри выше). Новая холодная война наткнулась бы на сильный блок «РФ-Новороссия» и на необходимость срочно спасать центр и запад Украины, попадающие в отчаянное экономическое положение. Крым в таком варианте оказывался разблокированным и не требовал таких гигантских средств на свое спасение.

Таков первый исход. Второй – Крым взяли, признавать ДНР и ЛНР испугались. В итоге получили отмобилизованную на борьбу с агрессией Украину, санкции Запада, огромную проблему Донбасса и необходимость тратить огромные деньги на содержание и Крыма, и Донбасса. Плюс развал собственной экономики от того, что в ней ничего в принципе не изменилось и под умелыми «тычками» западных санкций. Плюс полну дискредитации идеи Новороссии. Плюс экономический крах, перетекающий в крах нынешнего политического режима. Который не может справиться с социально-экономическим развалом.

Боюсь, что траектория событий уверенно пошла по второму сценарию. Я ошибаюсь? Если так, то Путин в ближайшее время должен сменить руководство Центробанка на Глазьева. Если Максим Калашников прав – то смены не произойдет. Предлагаю использовать такой индикатор…

Источник: http://forum-msk.org/material/economic/10560767.html

 


Ново-Николаевский отдел СРНsrnnsk@gmail.com