Русское ядро Печать E-mail
07.03.2007

Николай Титов

I. Теория

Учение Маркса не всесильно,
потому что оно неверно

 

Исторический материализм по Марксу основан на постулате взаимообусловленности развития двух категориальных оснований - производительных сил и производственных отношений. Производительные силы включают в себя природные ресурсы, ограниченные в некоем пространстве и времени, трудящихся людей и материальные средства их труда по производству и обмену товаров и услуг. Собственно исходными или первичными товарами являются природные ресурсы и люди, составляющие материальный базис цивилизации. Сама же цивилизация, интерпретируемая только как результат материального труда людей, представляет собой совокупность товаров вторичного и более преобразований, которые используются как средства производства и материальной жизни людей.

Производственные отношения выражают некие правила, информационные и производственные технологии и  алгоритмы, регулирующие труд и жизнь людей, предприятий и работу материальных средств их труда по преобразованию природных ресурсов во вторичные товары и услуги, и по их  обмену между собой.

Совершенно очевидно, что главный недостаток исторической концепции марксизма заключается в его материализме, делающем весьма усеченное и упрощенное представление о мире, обществе и его формациях. Именно из материалистической картины мира следует и отношение к людям, как обезличенным, без роду и племени, трудовым единицам  всеобщего производственного механизма. И это множество единиц поделено на классы по отношению к средствам производства, и на партии, по отношению к средствам потребления, которые выражают интересы по обеспечению определенных производственных отношений. Такое отношение к человеку, как функциональному элементу труда и потребления в системе материальных производительных сил и отношений капиталистического или социалистического общества является исходной предпосылкой для идеологии и практики настоящего космополитического фашизма. К сожалению, именно в таком обществе мы сейчас и живем.

Но даже в самих производственных отношениях легко видеть нарастающий потенциал духовного значения. Ведь любое такое отношение имеет свое языковое описание, смысл, значение, свою цель и ценность, свое информационное управление. Более того, всякое материальное производственное или социальное событие зависит в своем исполнении отнюдь не только от воли и рациональных знаний человека, но и от целого ряда непредсказуемых объективных случайностей и условий. И чем более они многообразны, непредсказуемы и непонятны, в какой-то острый момент времени, тем более значимым становится фактор интуиции и религиозного опыта, с помощью которого происходит диалог с миром, из которого проистекают те формы, определяющие реально происходящее событие именно таким, а не другим. Сравним состояние знаний и жизни человеческой цивилизации с состоянием поведения и жизни животного мира. Ведь животные, опираясь лишь на свои, выработанные поколениями инстинктивные привычки, по-разному выживали и выживают в природе, не имея никакого разумного представления об устройстве воздействующего на них мироздания. Так же и люди, на каком бы уровне своего развития они не находились, иногда, например, в периоды катаклизмов, пребывают под воздействием непостижимых сил материальной или духовной природы. И только опираясь на некий сверхинстинкт, имеющий форму религиозного опыта, выработанного предыдущими поколениями, они не только выживают, но и имеют возможность развиваться, накапливать знания и создавать цивилизации. Причем, у каждого человека, народа и государства эта возможность духовно-нравственного и интеллектуального развития, связанная с интуицией и религиозным сознанием, проявляется по-разному и индивидуально.

Поэтому, используя аналогичную терминологию, имеет смысл говорить о духовном производстве, как взаимодополняющей альтернативе материального производства. И здесь аналогично можно выделить, духовные производительные силы и производственные отношения.

Духовные производительные силы включают в себя:

во-первых, объективные, независящие от воли человека, идеальные ресурсы в окружающем нас духовном космосе и природе, источнике непредсказуемых явлений и условий нашей сознательной активности, откуда и приходят людям вдохновения, озарения, откровения и сами мысли, идеи и чувства - это духовный базис цивилизации, так сказать, духосфера;

во-вторых, духовно трудящихся людей, сознательно обращающихся к религиозному опыту и восприятию, занимающихся научной, культурной, конструкторской, информационно-технической и всякой иной творческой деятельностью, черпающие свои силы и знания из общего человеческого духовно-информационного опыта и пространства - ноосферы;

в-третьих, выработанные и накопленные предыдущими поколениями религиозные, научно-технические, культурные и прочие знания, как информационные средства духовного труда людей по производству и обмену соответствующих духовных продуктов (будь то новые идеи, статьи, изобретения, проекты, программы, услуги и прочее), то есть собственно, ноосфера.

Духовные производственные отношения аналогично выражают некие правила, законы и технологии, регулирующие духовный труд людей (труд ума, воли, фантазии, чувства и т.д.) и духовно-информационные средства их труда. Но так как они сами не представляют нового категориального основания, а есть такие же духовно-информационные средства, но лишь вторичного уровня, то можно их считать частью ноосферы, частью общего пространства духовных производительных сил или собственно духовного производства.

Таким образом, имеет смысл говорить в целом о духовном производстве, как иной объективно сущей категориальной реальности общечеловеческой сознательной личностной творческой деятельности, инициирующей и определяющей развитие всех материальных форм производственной деятельности человека, включая производительные силы и производственные отношения. Человеческая цивилизация, как посредник между миром материальным и миром духовным, основывается на взаимоединстве: во-первых, материальных природных и человеческих ресурсов, используемых в производственной деятельности; во-вторых, «полу-материальных» информационно-технологических производственно-социальных отношений; в-третьих, объективных духовных ресурсов и творческой деятельности людей по производству духовных продуктов. То есть, практика подтверждает существование триединства категориальных оснований: духовное производство, информационно-производственные отношения, и материальные производительные силы.

Человек в этой системе гармоничен, поскольку, материальные условия его жизни комфортно обуславливают его производственную и культурную деятельность, приводя к определенным духовным достижениям, а от духовных условий его нравственно-психологического состояния и труда инициируются ценностные, смысловые и целевые установки, регулирующие производственную и культурную деятельность, приводя к воплощению идей и обновлению материального мира. В такой триединой системе человек не только поощряется быть свободной творческой личностью, но и личностью нравственной, ответственной перед богом, как источником высшей духовной энергии, перед миром накопленных духовных ценностей и достижений, составляющих культуру человеческих сообществ, так и перед окружающей его живой природой и миром созданных им материальных объектов.

Между духовным миром и миром материальным существует мир организации, управления воздействиями и энергией, осуществляемого по информационным командам и законам, целевым программам и ценностным ориентирам. Поэтому любое человеческое общество складывается в результате взаимодействия этих трех миров, имея свою идейно-ценностную концепцию, подчиненную ей организационную форму и соответствующий материальный базис. Соответственно выделяются три принципа определяющие структуру этого взаимодействия, в зависимости от исторически складывающегося выбора приоритета одного над двумя другими в данном обществе.

Приоритет духовного производства означает признание высшего источника жизни и силы в боге, отдельном от человека и его мира, и выстраивание человеческих отношений и окружающего материального мира по образу и подобию божьего царства и мира.

Приоритет информационно-производственных отношений означает признание высшего источника свободы воли, разума и потребностей в самом человеке, отдельном от бога и мира, разделение людей на элиту и плебеев и изменение материального мира в интересах общественного потребления.

Приоритет материального мира означает господство внешней материально-социальной системы, отдельной от человека и бога, рабское подчинение ей физического и духовного труда человека с низведением человеческих отношений на уровень потребностей бытового существования и атеизма.

Очевидна необходимость соблюдения внутреннего баланса интересов и взаимодействия этих миров для выживаемости любого общества людей, которое проявляет себя соответственно тому, в каких приоритетах в нем складывается это отношение между стороной идейной, идеологической, духовной, стороной управления, власти, информации и стороной материальной, производственной, потребительской. Даже судьба отдельного человека зависит от внутренне выбранного им приоритета того, что является главным и определяющим в его жизни -  мир духовных, идейных ценностей, либо мир душевных переживаний и организации своих внутренних и внешних дел, либо мир своих материальных накоплений и физических потребностей.

 

II. Русское ядро

«Нам, православным черносотенцам-монархистам, следует ...
целенаправленно работать над созданием ...
новой политической и духовной реальности»
Константин Душенов

 

Для Русской цивилизации, особо находящейся под воздействием неуправляемых стихийных материальных, социальных и духовных сил как вполне распознаваемой, так и непостижимой, иррациональной природы, таким сверхинстинктом, имеющим форму религиозного опыта, выработанного и выстраданного поколениями русских людей, является Православие, обуславливающее возможность духовно-нравственного, интеллектуального и организационного ее роста и духовной защиты. Православие в ценностном отношении определяет систему духовного производства в России, мобилизуя ее духовные производительные силы на выстраивание производственных отношений, создающих систему власти и управления информационно-технологическими производственно-социальными процессами. Такая система власти и управления, как показывает наш положительный исторический опыт, оформляется в форме общенародного духовного и организационного единства и называется Самодержавием. Даже в эпоху социализма и официального атеизма, лишившись этой системы власти, русский народ, сообразно своей совести (а это и есть влияние духа божьего и духовно-нравственных православных ценностей), сверхинстинктивно вырабатывал в этих условиях систему самодержавной власти и справедливого (сообразного с совестью) распределения духовно-материальных благ. Эта историческая работа продолжается и сейчас в новых условиях 21 века и опирается на материальные и духовные производительные силы, называемые Народностью, и составляющие духовно-материальный базис русской цивилизации.

Таким образом, граф Сергей Уваров весьма прозорливо отметил сами начала строения любой цивилизации - духовная основа, система власти, нация («каждая земля, каждый народ имеет таковой Палладиум»). А затем, исходя их них, переложил их к русской цивилизации в виде выверенной на исторической практике формулы «Православие, Самодержавие, Народность», которая актуальна и для нынешней России 21 века, хотя и в расширительной интерпретации, потому, что она и составляет вневременное ядро Русской цивилизации, состоящее из единства этих трех компонент.

Поскольку, известно, что эта формула является идейным источником черносотенного движения, то важно отметить ее универсальность (и даже некое соотношение с марксистской интерпретацией истории), внутреннее единство и взаимную обусловленность этих исходных русских начал, на которых, безусловно, основывается идеология черносотенства. В зависимости от исторически складывающихся условий и выбора приоритета интересов одного русского начала над другим, или несоблюдением их внутреннего баланса и отрыва одного от другого, возникают искаженные общественные формы русского общества.

Например, если представить Православие отделенным от духовного окормления Самодержавной русской власти и Народности, то Церковь наша просто выродится в секту или институт по обслуживанию интересов светской власти и отстранится от Святой Руси на Русской Земле, открывая путь к  самому «мошиаху». И русским ли будет это общество без Православия? Да нет, советским, демократическим, фашистским или интернациональным, но никак не русским. И власть, лишенная любви к народу, будет уже не самодержавною, а исполняющей волю олигархической и совсем не русской буржуазии.

Именно в силу этого же взаимоединства не верно характеризовать черносотенные организации только как монархические. Ведь русский монархизм не имеет особенного значения и смысла без опоры на Православие и русский Национализм, выражающий смысл и чувство Народности, утверждающие дух и строй русской жизни. Без них он просто вырождается в элитарную аристократическую диктатуру, что приводит к искажению общественной гармонии, обострению противоречий в русском обществе и к революциям.

Соответственно и Народность без духовной связи с Православием и стремления к Самодержавной власти слаба и раздроблена, а ее национальные силы искушаются  и заимствуют чуждую русским идеологию язычества, фашизма, нацизма, коммунизма, либерализма с выстраиванием соответствующих организационных форм (ордена, штурмовые отряды, коммуны, партии, республики, демократии и прочее). Сам же Русский народ без живого духовного влияния Православия и отеческой поддержки родной Самодержавной власти, истребляется, деградирует и вымирает. Мы это видим на опыте прежних поколений и на опыте собственном. Таково действие нашего «сверхинстинкта», пока мы не найдем выход из исторического тупика нынешней России. А он ведь подсказывается нам в самой молитве, обращенной к Богу и данной нам от него: «Да святится имя Твое; да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя». Ибо Имя Божие преломляется на Русской земле соответственно в Православную веру и духовные ценности, Царствие Божие преломляется на Русской земле в Самодержавную и справедливую власть, Воля Божия преломляется на Русской земле в свободный и благополучный Христианский народ.

Конечно, Россия не есть один русский народ, но он ее народ - домен, выстраивающий структуру интересов ее национального многообразия и несущий главную ответственность за ее национальную безопасность и государственное устройство. Отсюда следует, что если Россия хранима Богом, то России дана будет одна доминирующая вера, одна доминирующая власть, один доминирующий народ.

И еще в частности следует, что идеология черносотенства достаточно самобытна и не имеет ничего общего с идеологией фашизма, нацизма, марксизма, коммунизма и либерализма, пришедших к нам со стороны Запада в красивых и лживых идеологических упаковках.

В последнее время русское общество широко отмечает 90-летие Февральской революции. Нельзя не отметить честную и глубокую работу А. И. Солженицына «Размышления над Февральской революцией», опубликованную в Российской газете 27 февраля сего года. Не могу согласиться с ним лишь в том утверждении, что царь «предал нас», ибо его решение об отречении было принято им в одиночестве и в ошибочной надежде спасти тем самым русский народ от смуты, и дать ему возможность самостоятельно выбрать себе жизнь без ЭТОГО ЦАРЯ. Ведь какой-то малой части нашего народа сильно хотелось его отвержения, а другой его части было попросту безразлично. Напротив, это мы предали своего Царя, оставив его без духовной и материальной поддержки в минуту его человеческой слабости. В этом давно назревавшем тройном разрыве, по большому счету, Православия, от Самодержавия и Народности, веры от власти и народа, власти от веры и народа, народа от веры и власти, этих трех организационно самодостаточных, но национально взаимонуждающихся основ друг от друга, и состоит причина Февральской трагедии для Русского государства и народа.

В Русском Ядре, всегда сосуществуют две силы - соединительная и разрывающая. То, что должно было соединять, представляло собой русскую национальную элиту, лучшая часть которой была брошена на войну и удалена от системы Самодержавной Царской власти, другая часть - привилегированное дворянство, «потеряло чувство долга, ...государственное сознание наиболее покинуло его», деятельные же люди вроде П.А. Столыпина, не были приближены к  окружению царя.  Церковно-православная часть русской элиты, которая и «должна была создать противоположное духовное Поле, укрепить в народе и обществе сопротивление разложению...утеряло высшую ответственность и упустило духовное руководство народом». А. И. Солженицын отмечает: - «Как не заметить, что в страдные отречные дни императора - ни один иерарх (и ни один священник) православной Церкви, каждодневно возносивший непременные за Государя молитвы, - не поспешил к нему поддержать и наставить?». Да, была у Монарха одна нить, связывающая его с Духом Православия и Народности, через Григория Распутина и та трагично и нелепо оборвалась.  Народная же часть русской элиты погрязла в организационных расколах по созданию различных Союзов Русского Народа, не имея особой поддержки со стороны властей. Тогда как, «среди крестьян множились отступники от веры, одни пока ещё молчаливые, другие - уже разверзающие глотку: именно в начале XX века в деревенской России заслышалась небывалая хула в Бога и в Матерь Божью»...«Падение крестьянства было прямым следствием падения священства». Сила единения компонент русского ядра ослабла до критического минимума.

Сила же разрывающая, представляющая собой антирусскую элиту, «образованный класс, интеллигенцию», зараженную европейскими либеральными идеями и ценностями, материализмом и атеизмом, на таком фоне получала лишь увеличение своего духовного и материального потенциала. Потому и  «стали традиционны отменно плохие назначения на гражданские и военные посты людей самоублажённых, ленивых, робких, не способных к решительным действиям в решительный час», что происходило увеличение сил отталкивания между тремя компонентами Русского ядра: духовными ценностями Православия, системой Самодержавной государственной власти и строем русской Народной жизни. И ни одна часть не стремилась влиять благотворно на другую, а в своей самоизоляции и замыкании на свои внутренние интересы, как бы и поощряла загнивание и кадровое разложение в двух других. И дело тут не в самой монархии или ее «дремоте», а как раз в замыкании компонент веры, власти и народа на самих себя, в их разъединении, а также в усыплении бдительности и самонадеянности русской элиты. И взрыв ядра произошел, с высвобождением огромной разрушительной духовной и материальной энергии, с чудовищным ослаблением и гибелью самой кадровой «массы» института Православной церкви, структур Самодержавной власти и творческих, деятельных сил русской Народности.

Но взрыв оказался все же не настолько мощным, чтобы разрушить Россию, и полностью разорвать ее русское ядро. После опустошительной Гражданской Войны и грабежа, одумавшимся национально-коммунистическим силам удалось слепить его снова и установить устойчивость «советского» государства, поменяв лишь внешние оболочки компонент этого ядра. А именно, заменив Православную веру во Христа верой в атеистический Коммунизм с духовными ценностями: «без бога, но с совестью и честью». Заменив Самодержавную Царскую власть, централизованной властью Генерального секретаря и коммунистической партии. Заменив традиционный строй и культуру Русской народной жизни на образ жизни и культуру советского народа, преобразовав идею Народности в интернационализм. Такой монстр, с загнанной внутрь русской энергией, содержащий и накапливающий в себе ложь, противоречие между декларируемой внешней космополитической оболочкой и реальным национально-ориентированным внутренним содержанием каждой из этих трех компонент, просуществовал недолго и распался в 90-е годы прошлого столетия по той же взрывной схеме. Только здесь бывший Генеральный секретарь Горбачев, отрекаясь от власти, действительно «предал нас».

Нынешние находящиеся у власти национально-демократические силы, после грабежа и дележа наследия Советской империи, установления устойчивости «демократического» государства, также имеют возможность усиления единства Русского ядра в некоей новой космополитической форме, например, «суверенной демократии». Но это будет означать еще один проект, основанный на лжи и соблазне, как и все прочие, построенные на чужих западных или восточных идеях, какими бы красивыми они не были и каких бы благ они не сулили.   

Необходимо творчество и самопожертвование русской национальной элиты, усиливающей Русское ядро, и подлинное возрождение Русской Правды, которую давно и всем пора перестать бояться. А Правда эта состоит в выражении, защите и отстаивании национально-духовных ценностей русского народа-богоносца в современной православной Церкви, национально-патриотических интересов русского державообразующего народа во всех современных структурах власти, национально-правового достоинства мирохранящего русского народа во всех областях современной общественной жизни, межнациональных и международных отношений.

Ни одно без другого и третьего не способно в любых формах создать новую, сильную и самобытную Россию, а во взаимоединстве приведет к ее усилению и славе, к торжеству чистоты Православия, силы и справедливости русской Самодержавной власти, достоинству жизненного уклада и культуры всего Российского народа.  Так было всегда, так будет и теперь.

Новосибирск, март 2007г

 


Ново-Николаевский отдел СРНsrnnsk@gmail.com