Суд по делу А. Елизарова: мели, Емеля, твоя неделя Печать E-mail
17.04.2008

В.Будянов, Новосибирск

20 марта в Новосибирске завершился судебный процесс по делу А.Елизарова (см. «Память» № 10, 2007). На Елизарова не удалось повесить всех предполагавшихся собак - в деле осталось только «незаконное хранение оружия». Ввиду того, что Елизаров признал свою вину, судебный процесс быстро завершился наказанием в 1 год, из которого 7 месяцев Елизаров уже провёл в заключении. Но не все в Новосибирске довольны таким исходом. Не случайно в СМИ появились злобные послесудебные статьи.

Шедевр журналистики, подтверждающий, что это действительно вторая древнейшая профессия, продемонстрировала Т Шаронова (фамилия очень созвучна фамилии «друга России», бывшего премьера Израиля А.Шарона), опубликовав в газете «Новая Сибирь»(№ 13 за 28 марта 2008 года) статью, в которой прямо с подзаголовка стукнула читателя по голове: вынесен приговор мошеннику, представлявшемуся лучшим другом новосибирского губернатора. Все хорошо знающие Елизарова удивлены познаниям журналистки - таких заявлений от Елизарова никогда не слышал никто, в том числе и суд. Не звучало ни на суде, ни в приговоре и слово "мошенник".

Но богатство уголовной фантазии только начиналось. Как из рога изобилия, посыпались из Шароновой все мыслимые и немыслимые обвинения в адрес А.Елизарова: оказывается, председатель общественной палаты Владимир Лощинский обозвал Елизарова самозванцем, открестившись от него вместе с коллегами; «Елизаров возглавлял в общественной палате комитет по борьбе с коррупцией», а себе создал специальную общественную палату; использовал поддельные удостоверения, а удостоверение Международного казачьего комитета ему нужно было для обеспечения срочного «отхода» при провале; пачками раскидывал визитки для рекламы; дымовыми шашками, спрятанными в поленнице, Елизаров собирался защитить себя. И, наконец, вступил в сделку с правосудием.

Мы попросили прокомментировать этот поток красноречия самого А.Елизарова. Вот что он рассказал в беседе с редактором «Памяти».

«Вопреки заявлению Шароновой, в моём деле почему-то присутствует прекрасная характеристика, выданная мне и подписанная самим В.Лощинским. А его заместитель И.Э.Леутин, идеолог общественной палаты, просто возмущен шароновской статьёй. Фантазией является и её идея о том, что я сам создал специальную общественную палату, как и её заявление, что палата - детище Толоконского. О создании общественных палат в регионах для «смычки» власти и народа мы давно направляли письма президенту - задолго до создания общественной палаты в Новосибирске. И появление таких палат в регионах - скорее детище Путина.

Никакого комитета по борьбе с коррупцией в общественной палате просто нет, зато есть в области общественная Комиссия по борьбе с коррупцией, которая в будущем может заняться и клеветой, распространяемой через многоголосые СМИ.

Обвинений меня в мошенничестве и в поддельных удостоверениях тоже не существует. Органы проверяли такую версию, даже через Москву, прокурор Кондратьев сам звонил и делал запросы - никаких поддельных документов не существует. Поэтому и не предъявлено никакого обвинения в мошенничестве, что сначала по оговору и пытались сделать, но от этого отказались ввиду отсутствия фактов. Никогда не было и массовых (пачками) потерь визиток - их у меня даже и не было.

Поразительна эрудиция писательницы в области оружия. Каким, интересно, образом Шаронова представляет себе такую защиту шашками? Может быть, отстреливаться ими или откидываться, как гранатами? Ни один боевой офицер такую чушь просто никогда не скажет.

Что касается «удостоверения» Международного казачьего комитета, то оно вовсе не поддельное, а просто является пропуском на съезд фонда имени атамана Платова, героя войны 1812 года. А руководил этим фондом внук героя - Ю. Платов. И ни о каком "отходе " из города никогда речи не шло.

В "сделке с правосудием" Шаронова проявила свою юридическую неграмотность. Речь идёт о предусмотренном Уголовным кодексом юридическом варианте рассмотрения дела "в особом порядке" (т.е. без расследования) в случае признания обвиняемым своей вины. Шаронова просто не понимает, о чём пишет: ей, бедолаге, никто не объяснил смысл юридического термина "особый порядок", и писать о "сделке", мягко говоря, неграмотно».

К этому можно добавить, что о какой-то «грамоте» тут говорить просто не приходится: вся эта газетная стряпня - откровенный заказ, к тому же, вероятно, под прикрытием сверху. Иначе откуда такая смелость в такой беспардонной клевете, за которую можно и к суду притянуть.

Единственной правдой (которую Шаронова, конечно, считала за очередной криминал) стала в статье фраза о чистой автомашине и дорогих костюмах Елизарова. Шаронова, конечно, чистосердечно считает, что все должны ездить на грязных машинах и ходить в мятых брюках. Но и здесь она ошиблась: костюмы у Елизарова вовсе не дорогие. Просто они всегда тщательно отутюжены и прекрасно на нём сидят.

Но нашим смелым и «независимым» демократическим писакам, видимо, такие тонкости недоступны.

Источник: «Память-Новосибирск» №4(189) за 2008 г.

 
Популярное
Экспорт новостей


Ново-Николаевский отдел СРНsrnnsk@gmail.com